Числа 16 глава обзор

16:1-50 В этой главе описывается история восстания, поднятого Кореем, Дафаном и Авироном против Моисея. Это было их попыткой сместить Моисея с позиции руководителя в народе Израильском. В этом желании они были не одиноки: еще двести пятьдесят человек из начальников общества, «люди именитые», поддержали их в этой инициативе.

Главную роль взял на себя Корей, сын Ицгара, сын Каафа, из колена Левиина. Он был двоюродным братом Моисея и Аарона, и принадлежал к особенному семейству – сынов Каафа, которым Господом было поручено особенное служение: носить скинию собрания. Говоря языком обычного плотского человека: Корей был из тех, кто имел особенный доступ к Господу и святыни. Возможно, Корей очень знал семью своего дяди Амрама, знал с детства его сына Аарона и много слышал от своих о Моисее, а потому, как часто бывает на земле и как говорил об этом Иисус Христос после посещения своей земной родины – Назарета: «не бывает пророк без чести, разве только на родине своей и у родственников и в доме своем» (Марка 6:4).

Дафан и Авирон, а также упоминаемый в первом стихе Авнан, были из колена Рувимова, несостоявшегося лидерского колена народа Израильского, ибо Рувим был лишен первородного благословения и первенства среди братьев отцом своим Иаковом за то, что однажды он вступил в сексуальную связь с одной из четырех жен своего отца, и лидерство среди братьев перешло к Иуде и его потомкам. По всей видимости, Дафан и Авирон где-то в глубине своих сердец носили неудовлетворение и несогласие с таким положением, желали восстановления в лидерских правах, а потому стали соучастниками и даже лидерами восстания, ибо лидеры восстания в случае успеха обычно становятся следующими руководителями.

В общем, у этих троих лидеров было несогласие со своей позицией в лидерстве среди народа: им хотелось самых первых позиций власти. Многие люди имеют такое плотское и греховное чувство в самих себе, но: одно – это иметь такое чувство, как-то безобидно, без совершения преступных действий его выражать, а другое – поднимать восстание против существующего порядка, чтобы добиться большей позиции во власти. Ученики Иисуса Христа также были людьми, и, следуя за Христом, не раз спорили между собой, кто из них больше, делили воображаемые ими места рядом с Иисусом, стремясь занять первые места справа и слева от Него. «Подошла к Нему мать сыновей Зеведеевых с сыновьями своими (Иаковом и Иоанном), кланяясь и чего-то прося у Него. Он сказал ей: чего ты хочешь? Она говорит Ему: скажи, чтобы эти два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем. Иисус сказал в ответ: не знаете, чего просите… дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня зависит, но кому уготовано Отцом Моим. Услышав это, прочие десять учеников вознегодовали на двух братьев. Иисус же, подозвав их, сказал: вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Матфея 20:20-28).

Свои претензии Корей, Дафан и Авирон выражают очень хитро: они, конечно, не заявляют о том, что им очень хочется стать во власти; они обвиняют Моисея и Аарона в узурпации власти, присвоении ее и нежелании делиться ею с другими. За основу они берут очень новозаветнее богословское понятие – всеобщее священство всех верующих: «все общество, все святы, и среди их Господь!». Само по себе это выражение – правильное, правду они говорили этими словами. Но это – с одной стороны.

С другой стороны – все слова всегда имеют определенные ограничения, ибо всегда в одни и те же слова можно вложить разный смысл: не обязательно противоречивый, но какое-то другое прочтение или понимание. Потому духовный смысл всегда важнее и истинно отображает суть, нежели буква внешнего слова. Потому Писание никогда нельзя объяснить истинно, изучая его букву со всех сторон (поймите правильно, я не говорю, что этого совсем не нужно делать, но нельзя от этого ожидать больше, чем оно может нам дать). Писание объясняется Духом Святым через открытие нам того смысла, которое Он заложил в букву записанных слов. В этом случае Корей, Дафан и Авирон взяли эти правильные слова и вложили в них свой смысл: все святы, все имеют одинаковую близость к Господу Богу, а значит: Моисей и Аарон присвоили себе позицию более близкую к Господу, право особенного приближения и доступа к Нему, выделив самих себя среди остального народа Божьего. Здесь звучало невысказанное вслух обвинение и в присвоении власти, и в гордости, и в пренебрежении и уничижении других, и, наконец, в незаконном пребывании в позиции руководства на этот момент времени.

Корей, Дафан и Авирон были не только современны в богословской позиции, но они также пошли путем современного устройства человеческого общества: они были истинными демократами и собрали достаточное количество авторитетных людей, некое «парламентское большинство»: двести пятьдесят уважаемых в обществе начальников народа разного ранга. Я уверен, что для этого ими была проделана немалая работа исподтишка, в тайне, ибо Моисей ни о чем не подозревал, а Господь, Который все видит, ему об этом не сказал. Они думали, что, если такое большое количество уважаемых и авторитетных людей на их стороне, то они – правы и имеют мандат на свои действия.

По человечески они поступали очень разумно, подготовились замечательно, противостоять им было невозможно, и власть должна была перейти к ним. Если бы… если бы не Господь Бог! А этот фактор восставшие не учли…

Все, что говорили Корей, Дафан и Авирон, вся их доводы, все их рассуждения – были перед Богом абсолютной ложью, хотя в их глазах выглядели сильно аргументированными доказательствами. «Всякий путь человека прям в глазах его; но Господь взвешивает сердца» (Притчи 21:2).

Правдой в этом случае было то, что Господь Сам избрал Моисея, чтобы он был предводителем и руководителем народа в процессе выхода из египетского рабства и путешествия в обетованную землю. Это Господь дал Моисею в помощники Аарона, его родного брата. Это Господь приблизил к Себе Моисея и разговаривал с ним лицом к лицу, уста к устам. Все личные амбиции и желания Моисея Господь окончательно выжег в нем и похоронил в течение сорока лет, когда тот пас стада овец своего тестя в пустынях. Дважды ошибались обвинители Моисея: совсем не имел Моисей амбиций для позиции власти и поставил его на эту позицию Сам Господь Бог. А потому, восстание их было не против Моисея, но против Самого Господа Бога, против Его дел, против порядка, Им установленного, против власти, Им учрежденной и помазанной Его Духом. И не успех им был обеспечен, а полное и сокрушительное поражение.

Эта история повторяется много раз в истории человечества, в разных видах, в различных кругах человеческого сообщества…

0 Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *